Гибберд Гарден

Слово  «сад»  ассоциируется у каждого  с образом идиллии,  комфорта, блаженства. Неслучайно, по преданию,  прародители рода человеческого помещены  в дивный сад. Роскошные сады всегда обрамляют храмы, являются лучшей частью дворцов и входят в состав обязательной принадлежности жилья. Это вполне понятно: выбрав себе подходящее место для постоянного пребывания, человек обустраивает  его  по своему вкусу, привносит свое видение, украшает по средствам, организует вокруг себя  картину «милого сердцу уголка». 

Первозданная природа всегда вдохновляла человека на создание шедевров в разных областях искусства: живописи, поэзии, музыке, архитектуре и скульптуре. В свою очередь многие искусствоведческие направления находили свое отражение в развитии ландшафтного  дизайна.  Жак Делиль  в произведении «Сады» дает урок «как нарядить лужайку, холм, лесок, и над картинами развесив древ завесы, в дали приятные предметы рассыпать...» Неотъемлемым атрибутом сада становится скульптура  - гармоничное  сочетание природы и творения мастера.  В обрамлении живописных растений обильное скульптурное убранство дворцов и парков барочного классического стиля наполняется подлинным миром аллегорий и символов.  Так с помощью античных образов европейские и русские монархи, не хвастаясь победами и мудростью, могли донести просвещенному человеку того времени основной смысл своего величия.

Современный сад скульптур также наполнен особым смыслом и способствует самовыражению автора.

Примером органичного сочетания картин природы и скульптурных композиций может служить созданный  сэром Фредериком Джиббердом   прекрасный романтический сад Гибберд Гарден. На окраине Харлоу – Нью - Тауна ему достались в наследство изысканные старинные участки сада, среди которых особенный интерес представляла липовая аллея, спускавшаяся вниз по склону к северу от дома,  ручей Пинси, который  образовывал северную границу сада, и заливные луга, раскинувшиеся на его дальнем берегу. Более 7 акров земли никогда не имели профессионального плана. Сэр Фредерик в работе по организации пространства следовал исключительно своей интуиции, четко представляя конечный результат, созданный его воображением.  О своей деятельности архитектор-проектировщик Фредерик Джибберд  написал: «Я использовал красоту природного ландшафта и отчасти положился на интуицию, без которой не может быть никакого искусства». Созданный им сад является сплавом различных направлений, порой чрезвычайно эффектных, но, на мой взгляд,  есть и спорные решения.

В настоящее время поляны, водоемы, лужайки и аллеи украшены более чем 80 скульптурами. Они очень отличаются и по своему художественному уровню и композиционному размещению.  Одни можно отнести к произведениям искусства, а другие - попросту архитектурный утиль: огромные глиняные горшки, рамы для остекления окон, тяжелый поржавевший каток и тому подобные вещи. Фигура обнаженной девушки работы Герды Рубинштейн, подаренная последней женой сэру Джибберду,  можно сказать, является началом создания скульптурной коллекции.  Данную скульптуру  автор проекта разместил на небольшой поляне, украшенной серебром  яснотки и в весенний период нежно-голубыми пролесками. Она является  фокусной точкой  на  аллее из молодой лещины, но тяжеловесная статуя не гармонирует с изящными посадками. Однако  рядом с этим неудачным «союзом» находится «пара», которая смотрится великолепно:  красивая старая айва раскинула свои ветви над большой керамической вазой работы Моники Янг.

Контраст форм – изогнутых ветвей дерева и гладкой округлости вазы – очень эффектен. Удачное место было выбрано одной из работ Мэри Горарра:   бетонная фигура лебедя, защищающего своего птенца, расположилась на небольшой полянке среди  величественных деревьев и раскидистых кустарников, которые подчеркнули главную идею – всеобъемлющую любовь матери к ребенку.   Не менее органично вписаны  в окружающий интерьер сада маленький деревянный олененок, укрывшийся в зарослях ельника,   металлическая цапля  на берегу  водоема с великолепными кувшинками и каменный дог, охраняющий вход в парк. По всему саду размещены изысканные композиции, и каждая из них наделена индивидуальным  колоритом.  По высказыванию сэра Фредерика,  «чтобы дизайн был узнаваем в пространстве, все элементы сада (растения, архитектура) должны стать единым целым. Тогда сад станет серией комнат (от миниатюрной до масштабной), у каждой из которых будет собственный характер». В одной из таких комнат среди лещины, боярышника и бирючины  помещены два сосуда для святой воды, выполненные в норманнском и  готическом стиле,  которые наполняют этот  уголок сада  ореолом таинственности и загадочности.

Наиболее впечатляющей архитектурной группой являются две парящие каменные колонны с каннелюрами и коринфскими капителями  и адекоративные вазы из коудского камня, расставленными  неподалеку   на каменном парапете. Все эти античные предметы были спасены во время сноса старого здания «Куттс-банка» в Лондоне и привнесли в сад скульптур приятную атмосферу Аркадии.

Несмотря на увлечение автора абстрактным модернизмом (доказательством тому могут служить архитектурные композиции из стекла, металла, дерева и других материалов), сад выглядит достаточно живописно и эффектно. Гибберд Гарден не похож на другие сады, и он обладает определенным очарованием индивидуального подхода к созданию сада, а такой подход в лучшем своем проявлении обеспечивает необычайно красивый  окружающий ландшафт. По мнению садовника и ландшафтного дизайнера  Джона Брауна, сад сэра Фредерика Джибберда пополнил «список  достижений культуры XX века» и в настоящее время вошел в перечень Особых Исторических Мест Англии.